Новости:

Манифест о главных проблемах школы

Манифест о главных проблемах школы: сложных детях, буллинге, высоких рейтингах, гаджетах и о том, почему школа должна оставаться светской (но не агрессивно атеистической)


«Принято думать, что Запад потерял скрепы, духовность, которые мы якобы имеем»
Ямбург
           Слово заслуженному учителю России, директору московского Центра образования № 109 Евгению Ямбургу. У нас никакого официоза. Доктор наук, академик и педагог с 42-летним стажем честно размышляет над главными проблемами современной школы. И предлагает для них решения.


Директору нужно постоянно всё проверять
Сегодня директор — это и швец, и жнец, и на дуде игрец. С одной стороны, он, конечно, менеджер, управленец. А значит, обязан контролировать всё, что связано с финансовыми, правовыми, кадровыми вопросами. Но, с другой стороны, директор — первый педагог школы. Поэтому его содержательная, педагогическая, психологическая, культурологическая деятельность не менее важна.
Это два плеча коромысла, которые надо держать в равновесии, что, конечно, очень сложно. Постоянно нужно ставить перед собой вопросы: «Во имя чего мы что-то делаем?», «Куда мы движемся?»
Замечательный древнеримский философ Сенека писал: «Если не знаешь, куда плыть, ни один ветер попутным не будет». Вот и нашу школьную лодку в последние десятилетия качало из стороны в сторону. То мы были фанатично влюблены в ребёнка и утверждали, что педагогика педоцентрична. Потом ветер изменился, и все стали говорить о ключевых компетенциях, которые во главе всего и которые надо непременно у детей развивать.
Это такие шаги, которые сбивают с толку, потому что образование, помимо всего прочего, — довольно инертная сфера. Оно должно и поспевать за временем, даже опережать его, но при этом наследовать какие-то традиции. И здесь директору требуется так называемая философская категория меры. Надо всё постоянно проверять.
Педагогов не учат работать со сложными детьми
Опора только на «Сколково», на победы в международных олимпиадах, на то, чтобы обеспечить высокие рейтинги, чрезвычайно опасна для современной школы.
Мы соревнуемся в количестве одарённых детей, а остальных считаем неугодными, выпихиваем из школ. Но именно эти дети потом остаются жить в маленьких городах (а не уезжают учиться в столичные вузы), становятся частью их общества, работают и отвечают за качество жизни людей там.
Повернём картинку другой стороной: среди тех же одарённых детей с девиациями не меньше, а больше, чем среди обычных. Таким детям, наряду со сложными подростками или детьми с особенностями, требуется медико-психолого-педагогическое сопровождение. Увы, оно в современных школах практически упразднено.
За последнее десятилетие было сделано почти всё, чтобы уничтожить психолого-педагогические службы в школе
Делалось это в целях оптимизации финансирования школ и штатного расписания. Детей сложных становится всё больше, а мы избавляемся от специалистов по инаковости: психологов, дефектологов, логопедов. Стоит ли после этого удивляться, что в школе процветают буллинг, травля и другие подобные явления?
Я очень завидую медикам. Мой добрый друг — известный хирург Лео Бокерия. Ему уже 80, но он продолжает оперировать, чтобы руки не забывали. И любой уважающий себя медицинский университет имеет собственную клинику, куда может прийти профессор со своими студентами. Вместе они совершают обход: видят манеру общения, видят, как доктор располагает к себе больного, ставит диагноз. Дальше студенты смотрят на плазме, как он ведёт операцию. После этого становятся рядом и ассистируют.
Ничего подобного нет практически ни в одном педагогическом вузе. Читать лекции, вести семинары — это много кто может. А ты встань к учительскому столу и проведи урок, заинтересуй целый класс, дай мастер-класс — как это делается. Если педагогику преподают профессора, которые живых детей не видели лет сорок, — это не образование, а фейк
Опасно путать религию и идеологию
Сегодня принято считать, что Запад, погрязший в погоне за прибылью, потерял те скрепы, духовность, которые мы якобы имеем. «У нас особенная стать», «Мы не такие, как все» и так далее. В связи с этим у меня всё чаще складывается ощущение, что главной фигурой в современной школе может стать только какой-то православный военрук. Может быть, такая метафора покажется кому-то слишком грубой, но настрой «Вперёд с головой, повёрнутой назад» — он, конечно, очень опасен.
Он не совместим ни с новыми технологиями, ни с инновациями, к которым мы так стремимся, ни с необходимостью открытого взаимодействия со всем миром.
Не так давно ко мне в школу перевелась четвероклассница из другого города. Она училась в гимназии, где ввели элективные курсы: православие, ислам, иудаизм, светская этика. И девочка мне говорит: «Евгений Саныч, вы не представляете, какое счастье, что мы православные». Я говорю: «Нет возражений». «Но вы не представляете, как я ненавижу католиков!» Я удивляюсь: «За что?» «Так они же молятся Примадонне!» — возмущается девочка.
Я, конечно, объяснил, что Примадонна — это Алла Борисовна Пугачёва, а молятся католики Мадонне, православной Матери Божьей. Девочка была изумлена
Дело, конечно, не в ребёнке, а в том, что взрослые, причём не просто взрослые, а учителя, уже успели отравить её сознание ненавистью к братской конфессии.
Я влюблён в Януша Корчака, а также во многих людей, которые о нём писали. Есть замечательная поэма Галича «Кадиш». От имени Корчака Галич там произносит:
"Я старался сделать всё, что мог,
Не просил судьбу ни разу: высвободи!
Но скажу на самой смертной исповеди,
Если есть на свете детский Бог:
Всё я, Боже, совершил сполна, —
Где, в которой расписаться ведомости?
Об одном прошу: спаси от ненависти,
Мне не причитается она».

 

Опасно путать религию и идеологию, контакт с собственной глубиной, который даёт подлинная вера, и обрядоверие. Ведь это очень легко — превратить религию в достаточно агрессивную идеологию. В такой сложной стране, как наша — во-первых, стране поликонфессиональной, во-вторых, многонациональной, — школа должна оставаться светской, потому что это элементарная техника безопасности.

 

Но «быть светской» не означает быть агрессивно атеистической. Давайте эти вещи опять не смешивать и не путать! Для меня очень важно в огромной школе, где 22 национальности: и евреи, и русские, и чеченцы, и армяне, и грузины, где есть и мусульмане, и христиане, и буддисты, — важно, чтобы главной наукой в школе стала та, которую чётко определил Булат Окуджава, — «святая наука расслышать друг друга».

МЕЛ

 

 

Каталог файлов

open all | close all

Яндекс.Метрика