Новости:

Школьник - жертва буллинга. Как помочь ребёнку?

«Вы найдете массу советов психологов, но это не поможет»:

как москвичке удалось остановить травлю сына в школе

 

 

Мама пятиклассника из Москвы Наталья Цымбаленко остановила нападки одноклассников на своего сына и, основываясь на своем опыте и рекомендациях юристов, составила памятку «Как остановить травлю ребенка». Пособие пригодится родителям, чьи дети подверглись буллингу со стороны сверстников. В методичке по пунктам объясняется, как остановить травлю и, если необходимо, довести дело до суда. Скачать ее в хорошем разрешении можно
здесь.

«Разговорами “вы ничего не докажете” они не отделаются»

Сын Натальи Петя учится в пятом классе гимназии. В декабре прошлого года он стал жертвой буллинга. Одноклассники унижали и провоцировали Петю и его друга: обидчики подкладывали в рюкзак мальчика бутылки с мочой, стягивали штаны, выкладывали фотожабы в соцсетях, пытались отбирать деньги.

Попытки поговорить с родителями и классным руководителем оказались неудачными. Наталья стала действовать бюрократически: пришлось собирать доказательства травли, письменно обращаться к администрации школы, привлекать инспектора по делам несовершеннолетних. Этого оказалось достаточно, чтобы решить проблему — до суда дело не дошло.

«Все успокоилось, как только они (родители обидчиков. — Прим. ТД) поняли, что у меня есть факты и аргументы, что это дело реально можно использовать в суде, что я туда дойду, — рассказала Наталья. — Подключилась школа, инспектор по делам несовершеннолетних, школьные представители. Они поняли, что все серьезно. Что разговорами “вы ничего не докажете, вы все идиоты” они не отделаются. И тогда пошли на попятную, принесли извинения. Мы встречались с мамой мальчика, который рисовал на нас фотожабы, она нам говорила: “Мы извиняемся, мы не думали, что вы обидитесь”. Это цитата. Не “извините нас”, а “мы извиняемся”. Ладно, мне и этого достаточно. Главное, что все поняли, что так делать нельзя, что мы этого не оставим».

«Видно, попала в болевую точку»

О травле сына Наталья много писала в Facebook — сначала спрашивала совета, потом рассказывала друзьям и неравнодушным, как удалось разрешить ситуацию. Финальный пост стал стремительно распространяться в соцсетях.

«Видно, попала в болевую точку, потому что этот пост за двое суток обошел весь русскоязычный интернет. Это был для меня, честно говоря, шок. Мне писали даже из Америки: “Вы из какого штата? У нас в Нью-Йорке в каждой школе есть советы по буллингу”. Я не знала, что это такая проблема, правда, не понимала», — призналась Наталья.

Этот пост стал своеобразным пособием для тех, кто столкнулся с травлей, поэтому Цымбаленко решила преобразовать его в памятку. Для этого пришлось привлечь юристов и дизайнера.

«Я встретилась с юристами, проговорила некоторые моменты. Например, я не знала, что звукозаписывающее устройство должно быть легальным, а не с AliExpress, что надо писать директору жалобу, а не заявление. В этом мне юристы помогли, — рассказала Наталья. — В интернете вы не узнаете, как действовать. Вы найдете массу статей психологов, которые будут нам говорить: играйте с ребенком в активные игры, увеличьте его статус в классе, расскажите о его наградах. Это все правильно, но это не поможет. А чтобы советовали бороться именно в рамках закона, такого не было. И вот мы это сделали».

«Не надо дожидаться, когда дойдет до травм»

Сын Натальи до сих пор учится в той же гимназии, в том же классе. Отношения с бывшими обидчиками теперь нейтральные.

«Нужно понять, что менталитет этих людей не изменился. Они искренне считают себя правыми — и родители, и дети, по нисходящей. Они просто испугались и замерли на какое-то время. Естественно, всю эту ситуацию нужно мониторить. Постоянно напоминать: ребята, мы все помним и мы здесь, если что. Мы знаем, как действовать. Я вижу, что теперь в нашем классном чате больше нет разборок, — отметила Цымбаленко. — Раньше там было регулярно: Свету опять обижают, Маша опять жаловалась и так далее. Сейчас таких ситуаций проблемных нет. Значит, этого пока достаточно для того, чтобы все такие истории в классе закончились».

Главный совет Натальи — остановить травлю как можно раньше. Вербальные оскорбления и угрозы — это тоже буллинг, который требует вмешательства родителей и школьной администрации.

«Когда все это вышло на уровень директора, у нас спросили, почему мы раньше не пришли. То же самое нам сказала инспектор по делам несовершеннолетних: «Не надо дожидаться, когда дойдет до травм. Если ситуация в классе некомфортная — обзываются, толкаются, унижают словесно — приходите в инспекцию по делам несовершеннолетних. Мы будем подключаться, мы будем разбираться».

Сделать буллинг немодным

На памятку «Как остановить травлю ребенка» обратила внимание сооснователь Проекта W Алена Попова. После резонансного случая в Вольске, где подростки избили девятиклассницу и заставили ее лизать обувь обидчицы, правозащитница запустила в Facebook кампанию #вместепротивтравли и одноименный сайт vmesteprotivtravli.ru, на котором можно найти много полезной информации как для детей, так и для родителей.

Цель проекта Поповой — не только помочь тем, кто уже стал жертвой травли, но и рассказать о проблеме как можно большему количеству людей, сделать борьбу с буллингом важной и модной.

«На меня вышли общественники. Я очень рада, что существует такая поддержка. Алена Попова теперь всячески делает буллинг немодным, и я готова участвовать во всех лекциях, отвечать на вопросы, помогать. Мы это пережили, и я понимаю, что испытывают эти дети и родители, понимаю их ощущение беспомощности. И я хочу помочь», — заявила Цымбаленко.

Что говорят эксперты про памятку

«Эта памятка подходит для экстремальной ситуации, когда ребенка буквально истязают. Здесь все уже нацелено на суд, полицию, сбор доказательств и так далее. Очевидно, для таких ситуаций это все правильно, – прокомментировала Тамара Эйдельман, преподаватель истории московской школы № 67. — Я бы просто добавила, что для начала нужно спокойно разговаривать со своим ребенком, с родителями, с учителями. Здесь перепрыгнута первая стадия — попытки спокойного, мирного урегулирования конфликта. Не забудем, что те, кто травят ребенка, тоже дети. Пусть злые, жестокие, но дети. А в целом здесь все верно написано».

  

Генеральный директор АНО «Интернациональный центр спасения детей от киберпреступлений» Сергей Пестов обратил внимание на пункт, в котором говорится о возмещении морального вреда. «Моральный вред нужно доказывать путем обращения за медпомощью, фиксировать ухудшение здоровья», — заявил эксперт.

Если вы предоставляете скриншоты в качестве доказательств в суд, их лучше заверить у нотариуса.

«Судейская практика показывает, что судьи больше обращают внимание на нотариально заверенные скриншоты. Они заверяются нотариусами в качестве протоколов осмотра интернет-страниц», — пояснил Пестов.

«На мой взгляд, должны создаваться необходимые условия неприемлемости оскорблений и травли в обществе в целом и государство должно четко обозначить это преступление. Нужно обозначить травлю в интернете как отдельный вид преступления, и он должен рассматриваться правоохранительными органами. Госдума поднимает этот вопрос, а мы о нем говорим уже два года», — добавил он.

Автор: Алена Зверькова

Что делать, если ваш ребенок – жертва травли или возглавляет ее

 

Почти половина родителей школьников — не знает о том, что их дети вовлечены в ситуацию травли. Ребенок годами может быть жертвой или агрессором, равнодушным наблюдателем или принимать чью-то сторону, писать об этом в соцсетях или дневнике — родители искренне считают, что все в порядке. И почти неважно, в какой стране и в какой школе учится ребенок, — дело в самом школьном устройстве. В традиционной школе существует модель беспрекословного подчинения старшему (учителю), которая в лучшем случае базируется на его авторитете, но чаще — просто на том, что он сильнее и обладает правом оценивать и наказывать. Модель быстро улавливается детьми и воспроизводится самостоятельно. Поэтому важно помнить, что травля — это не проблема двоих, но проблема всего коллектива с жесткой вертикалью власти.

Если ребенок вовлечен в школьную травлю, у него практически нет возможности остаться в стороне. В этом случае у него есть несколько вариантов поведения: быть равнодушным свидетелем, стать защитником жертвы, открыто перейти на сторону буллера. Но даже позиция равнодушного свидетеля не гарантирует того, что следующей жертвой не станешь ты.

 Почему жертва молчит

1. Они мне ничем не помогут

Ребенок-жертва уверен в том, что родитель не сможет или не захочет ему помочь. Например, он привык к тому, что в трудных ситуациях родитель склонен преуменьшать значение происходящего и предлагать ему «не обращать внимания» или «справляться самому». Или ребенок уверен, что будет любим и принят только в том случае, если со всем справится сам и не доставит родителям много хлопот.

2. Будет только хуже

Ребенок предполагает, что родители выберут самые неудачные способы разобраться — эмоциональный разговор с буллерами и попытку их устыдить или агрессивные выпады в сторону классного руководителя с требованием принять меры.

3. Жалко родителей

Ребенку, который очень привязан к родителям, часто бывает трудно рассказать о своих бедах, потому что ему кажется, что эта информация их очень сильно расстроит. Такие дети чувствуют ответственность за душевное равновесие близких и оберегают их, замалчивая проблемы.

4. Жертва и буллер в одном лице

Часто ребенок, которого травят одноклассники, сам вступает агрессором по отношению к другим детям — слабее или младше. Если ребенка вместо поддержки родителей и попытки разобраться в ситуации ждет двойное наказание — он будет молчать.

 Почему родители бездействуют

1. Страшно признать собственную беспомощность

В одной из западных работ родители описывали свои переживания в момент, когда узнавали, что их ребенок — жертва буллинга: это было похоже на попадание в шторм. Вначале облака сгущаются и меняется ветер: появляются «первые звоночки» того, что по отношению к ребенку происходит что-то нехорошее. Родители надеются, что во всем разберется школа или что травля закончится сама по себе. Но шторм все равно приходит, и в его эпицентре — чувство разочарования и беспомощности из-за того, что ты оказался неспособен помочь собственному ребенку. Когда шторм заканчивается, семье остается подсчитывать убытки и разрушения: многие родители жалеют о том, что не включились в ситуацию раньше, другие — что пообещали ребенку, что скоро все будет хорошо, хотя никаких реальных оснований так говорить у них не было.

2. «Я справился, и ты сможешь»

Если родители жертвы сами пострадали в детстве от насилия — от домашних скандалов до школьной травли — они могут считать, что это нормальная часть взросления. Те, кто был жертвой, могут теперь избегать похожей ситуации с собственным ребенком, чтобы избежать травмирующих воспоминаний. А те родители, которые в детстве были инициаторами или активными участниками травли, редко способны адекватно оценить происходящее с собственным ребенком, если он оказался жертвой.

3. Мой ребенок не такой

Обычно родители буллера узнают о травле быстрее, чем родители жертвы, — на их ребенка жалуются другие родители и учителя. Но, если в остальное время ребенок не проявляет открытую агрессию, родители не всегда верят жалобам. А если ребенок к тому же хорошо учится, то в школе тоже могут закрывать глаза на то, что он — буллер и манипулятор. Для многих учителей отличники и активисты попадают в категорию любимчиков, что мешает объективной оценке ситуации. И если представить хорошего ученика в роли жертвы учителя еще могут, то его роль организатора травли они отрицают до последнего.

 Что делать родителям

Если ваш ребенок оказался вовлеченным в травлю как жертва, буллер или свидетель, решить эту проблему за него не получится. Буллинг — это явление, всегда затрагивающее весь коллектив, а борьба со школьным буллингом в разных странах мира активно ведется с восьмидесятых. Максимально успешные программы позволяют уменьшить число возникающих ситуаций травли на 20%. При этом программа, чтобы иметь хоть сколько-нибудь значимый эффект, должна продолжаться не менее одного учебного года, обязательно включать в себя и обучение для учителей, и тренинг для родителей, осуществляться на всей территории школы (а не только в классах) и поддерживаться на всех уровнях внутри школы. Это достаточно масштабное, длительное и дорогостоящее вмешательство, и в российских школах пока что таких программ нет. Поэтому в этой борьбе родители — снова на передовой.

1. Начните с себя

Буллеры очень часто перенимают домашнюю модель отношений, где насилие — это норма. Скандалы, унижение и подчинение, конфликты старших и младших братьев и сестер — пока ребенок считает это единственной моделью поведения, он будет склонен делить людей на сильных и слабых, на обидчиков и угнетенных.

2. Будьте доступны для ребенка

Исследования показали, что ребенок, который решился обсудить проблемы в школе или начавшуюся травлю с родителями, — выбирает только одного из них. Поэтому так важна доступность обоих родителей, даже если они разведены или часто отсутствуют.

3. Разговаривайте откровенно

Рассказывать о том, что тебя беспокоит, — это нормально, жаловаться — можно, быть слабым — не стыдно, и нет таких вещей, которые нельзя обсудить с родителями или взрослыми, которым доверяешь. Если ребенок знает, что в его семье — такие правила, то шансы стать жертвой у него уменьшаются.

4. Развивайте самостоятельность

Дети, которые оказываются в роли жертв, часто очень сильно привязаны к кому-то из родителей. Гиперопека — это способ вырастить не только послушного и удобного ребенка, но и безвольную жертву. Учите ребенка отстаивать границы и защищать себя.

5. Откажитесь от гендерных предрассудков

Девочек чаще ругают за открытые проявления гнева и агрессии, поэтому они реже дерутся, зато чаще используют косвенную социальную агрессию — распускают слухи и манипулируют. Мальчикам же запрещают проявлять слабость и чувствительность, плакать и грустить, поэтому они чаще всего используют физическую агрессию для выражения эмоций.

Но если родители учат ребенка понимать, признавать и уважать собственные эмоции, не обращая внимания на устойчивые гендерные предрассудки, то шанс стать жертвой или агрессором у такого ребенка снижается.

6. Изучите буллинг со всех сторон

Чему не стоит верить:

  • это происходит всегда, со всеми, в любой школе;
  • ничего не сделаешь, не стоит и пытаться;
  • если не обращать внимания на обидчиков, то они сами отстанут;
  • раз травят, значит, сам виноват;
  • на самом деле буллеры к тебе хорошо относятся, только странно это выражают.

 

Согласно оценкам исследователей из разных стран, с травлей в школе сталкивается примерно 35% школьников. Это большие цифры, но одновременно они означают, что травля происходит далеко не в каждом классе и говорить о ней как о стопроцентной норме не стоит.

Также советы о непротивлении злу насилием хороши только теоретически — от этого травля обычно только усиливается. Обозначить свои границы все равно придется, и лучше сделать это в самом начале, пока буллеров немного.

Самый же расхожий и токсичный миф — о виновности жертвы. Для каждого человека в мире найдется коллектив, в котором именно он будет «не таким» — слишком толстым, слишком высоким, слишком застенчивым, слишком умным, слишком веселым.

Но, ни в коем случае не оправдывая агрессию, родителям стоит понаблюдать — что именно во внешности и поведении ребенка вызывает постоянные насмешки и травлю и, возможно, определить зону ближайшего развития (навыки и способности, которые ребенку пока что недоступны самостоятельно, но могут быть освоены при помощи взрослого).

7. Используйте все уровни поддержки

Разговор с классным руководителем поможет понять, в курсе ли он сложившейся ситуации и как собирается действовать. Проверьте, есть ли какие-то механизмы на уровне школы, которые должны срабатывать при возникновении травли. Готовность родителей и школы сотрудничать, возможно, с привлечением других специалистов, всегда увеличивает шансы на успех. Но всегда имейте в виду план B: если ситуация не улучшится, то сможете ли вы перевести ребенка в другую школу? Найдите единомышленников среди других родителей, чьи дети являются свидетелями травли — таких всегда большинство, и многие, при поддержке родителей, могут перейти из равнодушных свидетелей в категорию защитников жертвы.

Работа с психологом, поддержка и дружеские связи вне школы, советы других взрослых, которым ребенок доверяет, и возможность перейти в другую школу или на домашнее обучение — чем больше уровней поддержки будет у ребенка, тем проще ему справиться с ситуацией.

Каталог файлов

open all | close all

Яндекс.Метрика